Zmeal
Мастер Заклинающий Крыс
01.02.2015 в 07:44
Пишет WTF Werewolves 2015:

WTF Werewolves 2015: тексты G — PG-13. Часть 5. Миди







Название: Игрушки
Автор: WTF Werewolves 2015
Бета: WTF Werewolves 2015
Размер: миди, 5 178 слов
Персонажи: различные оборотни
Категория: джен, гет
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: люди и оборотни мирно сосуществуют друг с другом. Это устраивает всех, кроме Охотника. Он похищает оборотней, чтобы уничтожить их. Счастливый случай помогает жертвам спастись из рук Охотника
Примечание: написано по заявке с Инсайда: "А напишите про оборотней-домашних игрушек. У меня есть любимый мишка и мне в детстве хотелось, чтобы он превращался в мальчика и чтобы мы дружили."
Размещение: запрещено без разрешения автора
Скачать: googledocs
Для голосования: #. WTF Werewolves 2015 - работа "Игрушки"



Сколько раз в детстве, засыпая в обнимку с любимыми игрушками, нам хотелось, чтобы они были живыми. А может быть, они действительно живые?

Ночью город засыпает: люди расходятся по домам, закрываются магазины... всё замирает до утра. Почти всё. Каждое полнолуние в одном из магазинов оживают игрушки.

Келли очнулась от неприятного ощущения. Ломило спину, противно покалывало затёкшие руки и ноги. А ведь она всего лишь позировала художнику, сидя на скамейке в парке! Сколько же времени прошло? Вокруг темнота; она в неизвестном месте. Последним воспоминанием было, как она задремала, вопреки замечаниям художника.

Две недели назад, когда она прогуливалась по парку, он окликнул её. Предложил бесплатно нарисовать портрет, дал визитку, чтобы она могла посмотреть другие работы и убедиться в его честных намерениях. На следующий же день Келли побывала в художественной галерее, полюбовалась портретами и решилась позировать. На первый взгляд, здесь не было ничего сложного. Художник разрешал немного двигаться, но с каждым днём ей было всё труднее оставаться практически неподвижной. Больше всего раздражало то, что ей постоянно хотелось спать. Она, как могла, боролась со сном, но однажды всё-таки заснула. И, проснувшись, оказалась в полной темноте.

Попробовав пошевелиться, она поняла, что тело не слушается. Повернуть голову и осмотреться не получилось. Келли не понимала, где она и как долго это длится, ей становилось страшно. В попытках осознать произошедшее прошло некоторое время. Вдруг вдалеке раздались приближающиеся шаги. Кто-то подошёл и встал совсем рядом, но по-прежнему ничего не было видно. Послышался шорох, и в глаза ударил яркий свет. Келли с ужасом поняла, что лежит в небольшой коробке, и на неё смотрит художник. Он улыбался такой привычной милой улыбкой, но на этот раз от неё стало не по себе.

— Вижу, ты уже очнулась, — художник довольно кивнул. — Хочешь узнать, что с тобой случилось? Зачем я вообще это спрашиваю? Потому что не сомневаюсь, что ты захочешь узнать всё. Вы все этого хотите! Я выслеживаю вас давно, очень давно. Нахожу и очищаю Землю от вашего присутствия. Вы — зло, которое я искореняю! С этого момента ты — игрушка. Ты будешь всё чувствовать, видеть и помнить. Я выставлю тебя на продажу в своём магазине. Может быть, кто-нибудь купит тебя, а может быть — нет. В любом случае ты уже никогда не вернёшь себе человеческий облик. Страшно? Тебе страшно, оборотень?

По мере того, как смысл услышанного доходил до Келли, её охватывал ужас. Она вспомнила древнюю легенду о волшебнике, который мог похищать души оборотней. Но она считала это выдумкой, старинной сказкой. Сейчас ей предстояло убедиться в том, что легенда не врала — злой волшебник существует. Каким-то образом ему удалось запереть её во втором облике и превратить в игрушку. Самым ужасным было то, что она всё чувствовала и понимала. И ей предстояла долгая жизнь в виде плюшевой кенгуру. Если её не купят какому-нибудь ребёнку, который... Нет! Не думать об этом!

Художник внимательно смотрел на игрушку. Каким-то образом он уловил все её эмоции и злобно рассмеялся:

— Ты получилась симпатичной! Кто бы мог подумать, что такая милая девушка окажется кенгуру. Тебя обязательно купят в подарок малышу. А теперь пора на полку…

Крышка опустилась на место. Коробку подняли и куда-то понесли. Через некоторое время крышку снова открыли, волшебник взял игрушечную кенгуру в руки и принялся искать свободное место, обходя ряды полок. Келли своим неподвижным взглядом смогла рассмотреть, куда её принесли: она находилась в магазине игрушек, где все полки были уставлены плюшевыми животными. Казалось бы, бояться больше было уже некуда, но от осознания того, что все эти игрушки когда-то были живыми оборотнями, становилось ещё страшнее.

Оборотни всегда держались обособленно от людей и на виду друг у друга, старались помогать своим собратьям, чем только могли. Иногда кому-то надоедало жить в общине и он менял страну проживания, а иногда и континент. Но порой случалось, что кто-нибудь просто исчезал, и о нём больше не слышали.

Келли всю жизнь прожила в Австралии. Что поделаешь, если твой второй облик — исконный обитатель здешних широт? В любом другом месте она бы сразу привлекла внимание. Но то она, а ведь оборотней очень много. Кто, к примеру, станет следить за путешествиями мелких грызунов, которые целыми семьями снимаются с места, словно по какому-то сигналу, и бегут через города и страны, не разбирая дороги? Кто встанет на пути у решившей исследовать мир кошки? Как известно, страшнее кошки зверя нет. Или вот собаки… С их фанатичной преданностью человеку и непреодолимым желанием помогать ему во всём. Когда случается какое-то несчастье, собаки первыми приходят на помощь. Есть медведи, которые предпочитают жить собственными семьями, особо не контактируя с другими оборотнями. Волки — те вообще живут одиночками, нигде не задерживаясь подолгу, и строят дом только, когда находят себе пару. А птицам и вовсе никто не указ. Они совершенно свободны в перемещениях и практически неуловимы.

Сколько же оборотней удалось заманить волшебнику? Сколько жизней он искалечил?

Захотелось зажмуриться. Но, увы, такой возможности у игрушечной кенгуру больше не было.

Волшебник, довольно посмеиваясь, обошёл весь магазин, то ли показывая новенькой всех товарищей по несчастью, то ли представляя им её. Затем поставил на полку и ушёл к кассе. Через несколько минут он вернулся, прилепил ценник к передней левой лапе кенгуру, потрепал её по голове и пошёл открывать магазин.
День казался бесконечным. Время тянулось медленно, и Келли с нетерпением ждала вечера.

Магазинчик был небольшим и находился, судя по всему, вдали от оживлённого центра города. Потому и покупателей здесь было не очень много. Они заходили, просили показать какую-нибудь игрушку, качали головами и ставили на место. Видимо, их не устраивала цена.

Волшебник не расстраивался: он был любезен со всеми, отвечал на вопросы и приглашал заходить ещё. За день купили лишь одного маленького котёнка. Кошек и собак предсказуемо было больше всего.

Весь день Келли думала, станет ли кто-нибудь её искать. Из родного городка она уехала пять лет назад. Звонила родным раза два в месяц: ей не особенно хотелось общаться с ними, но приходилось соблюдать приличия. С работы уволилась месяц назад, новую до сих пор не нашла. Близких подруг, или даже приятельниц, которые могли бы хватиться её через два-три дня отсутствия, попросту никогда не водилось. Получалось так, что она никому не нужна. Пока что-то заподозрят её родные, уйдёт слишком много времени, а полиция будет затягивать очередное безнадёжное расследование. Да и что расследовать? Про художника ведь никто не знает. Её никогда не найдут!

Дни шли за днями, складываясь в недели. Келли давно потеряла счёт времени. Она жила от восхода до заката, каждый раз вздрагивая от звука дверного колокольчика. Она боялась, что её купят. Кенгуру выделялась размером, была довольно большой, поэтому часто привлекала внимание покупателей. Её рассматривали каждый день, но цена отпугивала всех.

Ночами она проваливалась в полусон-полубред. Сон в привычном понимании этого слова был невозможен, потому что нельзя было закрыть глаза. Тем не менее измотанному сознанию был необходим отдых и в конце-концов оно отключалось.


Однажды ночью Келли очнулась от шума, доносящегося со всех сторон, и происходящей вокруг беспорядочной возни.

— Новенькая! Новенькая! Ты меня слышишь? — кто-то настойчиво теребил её, пытаясь привлечь внимание. — Ты кто? Как тебя зовут? Как здесь оказалась?

Голос был высоким, мелодичным и звонким, как колокольчик.

— Дай ей прийти в себя! — вмешался второй голос, на этот раз чей-то солидный бас. — Не тормоши. Она же первое Полнолуние здесь.

Келли медленно повернула голову на звук голосов, с удивлением осознав, что может двигаться. Рядом сидела миниатюрная серая кошка с ярко-зелёными глазами — именно она цеплялась за лапу кенгуру, тормошила и теребила её, пытаясь привлечь внимание. Чуть поодаль устроился филин. Он был огромным, сидел на витрине в окне и сразу привлекал к себе внимание. Цвет оперения в темноте было не разглядеть. Лишь глаза, горящие жёлтым огнём, приковывали к себе внимание. Одного взмаха большого крыла было достаточно, чтобы смахнуть с любой полки всех её обитателей.

— Здравствуйте! — голос тоже вернулся. — Меня зовут Келли. Что происходит? Человек сказал, что я навсегда останусь игрушкой… Тогда почему мы двигаемся и разговариваем? Нас спасли?

— Сколько вопросов! Не так быстро, сестра, — филин глубоко вздохнул и продолжил: — Меня зовут Джеймс. Волшебника, поймавшего всех нас, — он повёл крылом, обращая внимание Келли на ожившие игрушки, — зовут Томас. Он охотится на оборотней очень давно. Как и его предшественники. Когда Охотник начинает стареть, он находит ученика. Новый Охотник отказывается от имени, становясь очередным Томасом. Все в детстве слышали эту легенду, но не все поверили. А там есть чёткое предупреждение про Похитителя Душ. Охотники рисуют наши портреты и тем самым забирают человеческий облик, навеки оставляя нас плюшевыми зверями. Мы годами сидим на этих полках, безмолвные, бесправные и не можем дать знать нашим близким. Раз в месяц, в Полнолуние, мы на несколько часов обретаем дар речи и возможность двигаться. Мы пользуемся этими часами, чтобы хоть как-то скрасить своё существование. Делимся историями о прошлой жизни и строим планы избавления от волшебника-охотника. С вашим появлением у нас появилась надежда на спасение!

— Чем же я могу помочь вам? — удивилась Келли.

— Посмотрите вокруг: кого вы видите? Обычных животных. Нам негде спрятать даже жалкий клочок бумаги. Вы же кенгуру! Первая кенгуру на этих полках. Вы спрячете записку в кармане, дождётесь, когда вас купят, и, когда наступит Полнолуние, покажете записку людям. Среди нас были известные оборотни, за наше освобождение хорошо заплатят. Люди любят деньги, и они помогут нам ради собственной выгоды.

— Ничего не понимаю... — кенгуру обхватила голову лапами, пытаясь собраться с мыслями. — Слишком много информации... в голове не укладывается...

— Тебе не надо ничего понимать! Джеймс, ты совсем запутал её. Надо было делать так, как говорила я, — вмешалась молчавшая до сих пор кошка. — Милая Келли, сейчас мы дадим тебе записку. Ты спрячешь её в свой замечательный глубокий карман. Когда тебя купят, ты подбросишь записку людям. И мы все будем свободны! Ты согласна?

— Да, конечно же, я согласна! Пишите записку.

Филин довольно ухнул и слетел на прилавок. К нему тотчас подбежали две обезьяны, которые ловко достали из-под стола листок бумаги и ручку, и принялись писать под диктовку Джеймса, который явно пользовался всеобщим уважением.

— Пойдём, я тебя познакомлю со всеми! Меня зовут Китти, мои родители не были оригинальными в выборе имени, — неугомонная кошка уже тянула Келли куда-то, и у ошарашенной новыми знаниями кенгуру не было сил сопротивляться. — Мы тут все свои. И общаемся по-свойски, по-простому. Только Джеймс церемонии любит. Он такой. Он знаешь кто? Раньше профессором был! Давно тут сидит... Охотник его любит, поэтому цену высокую поставил, никто Джеймса не купит. И хорошо, что не купит, мы тут без него совсем пропадём. Он столько всего знает! Профессор, одним словом. Мы пришли! Всем привет! Я новенькую привела.

Они добрались до центральной витрины, где были самые широкие полки. Как поняла Келли, они служили всеобщим местом сбора. Некоторые из присутствующих скромно уходили в сторону, на прилавок. Но все старались держаться на виду друг у друга, никто не уединялся по тёмным углам.

Новенькую заметили, обступили и засыпали вопросами. Она не успевала запоминать имена и отвечать на сбивчивые расспросы. Китти куда-то убежала, оставив её совсем одну. Спасение прилетело вместе с филином. Заметив его приближение, все расступились, и Джеймс ловко приземлился рядом. Он держал в клюве сложенную записку. Кенгуру взяла её, сложила ещё несколько раз и спрятала поглубже в карман.

— Надеюсь, волшебник не найдёт её.

— Мы все надеемся на это! — филин обнял кенгуру левым крылом. — Теперь надо ждать, чтобы вас купили. Жаль, что вы большая и дорогая.

— Может быть, купят... — вздохнула Келли. — Джеймс, а как вы думаете, что должен сделать человек, когда прочитает записку?

— Там указаны координаты нескольких поселений оборотней. Человеку достаточно добраться до любого из них и показать записку. И вы, конечно же, будете вместе с ним, тогда ему точно поверят. Нам нужно посмотреть на наши портреты — тогда мы снова станем полноценными живыми существами.

— Портреты... он ведь рисовал всех нас! Почему же нас никто до сих пор не ищет?

— Ах... на этот вопрос у меня нет ответа. Я ведь не знаю, как именно охотник нас рисует. Возможно, там мы совсем не похожи на себя.

— Я была в галерее на выставке его картин. Мне очень понравились портреты. Ещё тогда они показались мне необычайно яркими и живыми. Если б я только знала...

— Не вините себя. Мы все знаем легенду, но все в итоге оказались здесь. Эти Охотники специально выбирают одиноких оборотней. Но… мы заговорились. Пора возвращаться на места, скоро рассвет. В следующий раз мы сможем поговорить через месяц.

Вместе с не перестававшей болтать неугомонной кошкой Китти они забрались на свою полку и замерли, а филин полетел и расположился в оконной витрине.

Весь день Келли думала о рассказе Джеймса. Если бы профессор пропал недавно, то история наверняка была бы на слуху. Пропажа такого значимого оборотня не могла пройти незаметно. Значит, он здесь очень давно, и о нём забыли. В первый раз за всё время, проведённое здесь, она порадовалась, что не может шевелиться и не выдаст свои мысли непроизвольным движением. Внутренне она вся дрожала.

Волшебник, как ни в чём не бывало, открывал магазин, общался с покупателями. Казалось, он ничего и не подозревает о ночных разговорах заколдованных оборотней.
Снова потянулись бесконечные дни. Но теперь Келли ждала посетителей, она следила за ними и грустно вздыхала, когда они покупали кого-то другого или вовсе уходили с пустыми руками.

Прошёл месяц, за ним второй и третий. Видимо, приближались очередные праздники, потому что люди стали чаще заглядывать в магазин. Но их всё так же отпугивали цены.

Однажды дверь хлопнула, колокольчик обиженно звякнул, и в магазин ворвался растрёпанный молодой человек. Судя по его виду и тяжёлому дыханию, он откуда-то или куда-то быстро бежал.

Волшебник оторвался от чтения книги и заинтересованно посмотрел на него.

— У вас есть кенгуру? — чуть отдышавшись, спросил покупатель.

— Кенгуру? Да, конечно у нас есть! — улыбнулся волшебник, снимая с полки нужную игрушку и ставя её на прилавок. — Посмотрите, отличная кенгуру!

— Беру! — молодой человек даже не посмотрел на цену. Он бросил на прилавок кредитку, потом расписался на чеке, еле дождался, когда игрушку положат в пакет, и выбежал из магазина.


Жизнь Кевина была продумана с самого детства. Элитная частная школа, престижный колледж и блестящая карьера в семейном бизнесе. В эту идиллическую картину органично вписывалась свадьба с дочерью кого-нибудь из отцовских партнёров по бизнесу. Иногда казалось, что он не живёт, а играет роль, и в любую секунду режиссёр скажет: «Стоп! Снято!». Сценарий жизни был придуман за него, всё в нём чётко выверено и расписано чуть ли не по минутам. Друзей он мог завести с одобрения родителей, ездил отдыхать на модные горнолыжные курорты, одевался у известных модельеров. В дальнейшем ему предстояло жениться на такой же «правильной девушке», жизненный сценарий которой, написанный успешными родителями, мало отличался от его собственного. Любое отступление от навязанных родителями правил приводило к ухудшению здоровья матери, иногда доходило даже до вызова врачей и госпитализации. От нотаций отца, следовавших за этим, становилось невыразимо скучно. Поэтому проще было смириться с навязанным сценарием, накопить знания, опыт и деньги, стать независимым от родителей и начать свою жизнь.

До свадьбы с выбранной родителями невестой, Оливией, оставалось полгода. Список подарков, которые жених должен был дарить невесте на праздники, был утверждён и лежал в верхнем ящике стола в кабинете. Кевину было тошно от одной мысли об этой предопределённости, но пока он был бессилен что-либо изменить. Однажды он, желая сделать невесте сюрприз, без предупреждения заехал за ней в колледж и хотел подарить букет цветов. Девушка пришла в ужас от подобной незапланированной встречи, что-то долго и сбивчиво объясняла про планы и косметолога, потом и вовсе расплакалась.

Кевин решил больше не повторять таких внезапных свиданий. Но ему отчаянно хотелось нарушить привычный размеренный уклад жизни. Поэтому, повинуясь внезапному наитию, он зашёл в первый попавшийся магазин игрушек и купил большую кенгуру.

Почему именно кенгуру? Он с детства был очарован этими животными, мог часами смотреть фильмы о них, и одним из самых лучших воспоминаний детства была поездка в заповедник, где на кенгуру можно было любоваться весь день. В следующем магазине Кевин приобрёл открытку и большой красный бант.

Приехав домой, он усадил игрушку на диван, повязал бант и вложил в лапы подписанную открытку. Оливия должна была прийти на ужин и, войдя в комнату, сразу же заметить подарок. Кевин очень надеялся, что подарок ей понравится.

Пара часов до прихода Оливии пролетели незаметно. Ровно в семь, минута в минуту, раздался звонок в дверь. Кевин поспешил навстречу невесте. Она впорхнула в квартиру, распространяя вокруг аромат модных духов, позволила себя дежурно поцеловать и стала что-то говорить про подготовку к свадьбе. Кевин почти не слушал её: то же самое ещё не раз повторит ему мать, и обязательно пришлёт напоминание по почте. Молодой человек ждал реакцию на подарок. Эта реакция была очень важна для него. Он не мог объяснить себе почему, но чувствовал, что от того, как Оливия воспримет его подарок, зависит очень многое. А она продолжала и продолжала говорить, не замолкая ни на секунду. Наконец, к радости Кевина, зашла в комнату и онемела от удивления: перед ней на диване сидела большая плюшевая кенгуру, с большим красным бантом на шее. Несколько секунд она стояла молча, забавно округлив ротик и хлопая ресницами: видимо, это означало крайнюю степень изумления.

— Что это, милый!? — указав пальчиком на игрушку, произнесла она тоном капризной девочки.

В таких тонкостях Кевин уже разбирался. У большинства окружавших его женщин было множество интонаций на все случаи жизни. Почему-то наиболее востребованной была капризная интонация маленькой девочки, которая, тем не менее, абсолютно не шла дамам в возрасте. Мужчины, обычно заслышав подобную интонацию, лезли за чековой книжкой, предпочитая откупиться дорогим подарком, чем выяснять причину недовольства своих «половинок».

— Это подарок тебе, милая, — ответил Кевин. Он старался говорить ровно, хотя внутри уже весь кипел от предчувствия образцово-показательного скандала.

Его ожидания полностью оправдались.

Оливия подошла к дивану. Осторожно, одним пальцем дотронулась до лапки кенгуру, брезгливо отдёрнула руку и вытерла её платочком. Затем повернулась:

— Зачем мне это страшилище? Оно ужасно! Это безвкусная дешёвка!

Полноценного скандала не получалось, потому что у Оливии ещё было мало опыта в подобных представлениях. Ситуация плавно переходила в ту стадию, когда Кевин должен был утешать рыдающую невесту и предлагать варианты, которые смогли бы задобрить её. Так должно было быть. Но в этот раз Кевин не стал следовать правилам:

— Тебе не нравится мой подарок? — уточнил он.

— Да! — несмотря на всхлипывания, в голосе невесты зазвучали металлические нотки. — Убери это отсюда! Сейчас же! Выброси это!

— Нет, Оливия. Если тебе не нравится мой подарок, я оставлю его себе. Я люблю кенгуру.

— Ты любишь кенгуру?! — от удивления Оливия забыла в очередной раз показательно всхлипнуть.

— Да. Я люблю кенгуру. Поэтому игрушку оставляю себе.

— Нет, ты выбросишь её! — удивительным образом слёзы мгновенно испарились и скандал всё-таки назревал. — Я сказала, ты немедленно выбросишь это!

— Чем тебе не угодила игрушка? Всего лишь видом? Она милая, совсем как живая, — Кевин из последних сил пытался держать себя в руках и не высказать Оливии всё, что он сейчас думал.

— Тогда я выброшу её сама! Скоро мы поженимся, и она всегда будет напоминать о том, что ты купил мне подарок в простом магазине. А если она попадётся на глаза моим подругам? От неё необходимо избавиться. Немедленно!— девушка схватила игрушку и шагнула к открытому окну, с недвусмысленным намерением отправить её прямо на улицу.

Кевин перехватил невесту, забрал кенгуру и загородил собой спасённую игрушку.

— Ты! Ты... ты... — от возмущения девушка не могла подобрать слов. Ей никто никогда не перечил.

— Уходи, пожалуйста. Мы не будем сегодня ужинать. У меня поменялись планы.

— Ты пожалеешь об этом! — девушка развернулась и на максимально доступной скорости выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью.

Кевин устало опустился на диван рядом с кенгуру. Он был удивлён и опустошён. Он ожидал чего угодно, но не такой реакции на самую обыкновенную игрушку. Посадив кенгуру к себе на колени, он порвал открытку, снял бант, обнял игрушку покрепче, откинулся на спинку дивана и устало закрыл глаза. Постепенно он задремал.


Вначале Келли была безумно рада тому, что её купил взрослый человек, а не ребёнок. Она немного волновалась, не зная, кому её собираются подарить, и успокоилась, только оказавшись в квартире человека. Он явно готовился к романтическому свиданию. Сама она никогда не была на свиданиях, но читала об этом и видела в фильмах. Она сгорала от нетерпения в ожидании прихода той, которая должна была стать её хозяйкой.

Келли мечтала, как расскажет этой девушке о несчастье, покажет записку, потом все оборотни вернут свой облик и всё будет хорошо. Они будут дружить, возможно, даже станут лучшими подругами. Келли так размечталась, что пропустила приход будущей хозяйки и очнулась только, когда её брезгливо потыкали пальцем. Реальность преподнесла неприятный сюрприз. Та, на которую Келли возлагала такие надежды, требовала выкинуть кенгуру! Это был худший из кошмаров! Все оборотни теряли шанс на спасение. К счастью, молодой человек, купивший игрушку, не дал её выкинуть. А потом и вовсе обнял и заснул.

Наступила ночь. Келли замерла в ожидании. По её подсчётам, должно было быть полнолуние. Она попробовала пошевелить лапами, и это ей удалось. Тогда осторожно, стараясь не разбудить спящего, кенгуру достала из кармана записку и постаралась вложить её в руку человеку. Затем задремала сама.

Кевин проснулся только утром. Он долго не мог сообразить, что произошло. Потом неприятные воспоминания вернулись. А приятным было только то, что у него в руках была плюшевая кенгуру, мечта его детства. Обняв игрушку ещё раз, он посадил её на диван рядом с собой. На пол упала сложенная в несколько раз бумага. Молодой человек поднял и развернул записку. Вчитался, отложил в сторону, потряс головой. Прочитал ещё раз и с удивлением посмотрел на игрушку.

— Провалиться мне на этом месте! Это чья-то шутка? Но вчера записки не было. Знаешь, мне так хочется поверить в то, что здесь написано, — сказал он, уже обращаясь к игрушке. — В то, что я могу помочь вам, спасти от злого волшебника. Может, я сплю? Скорее всего, это так. Именно поэтому молчат телефоны, и мать не устраивает скандал из-за Оливии. Что ж, поехали! Будем вас спасать! Нам надо спешить. Я ведь могу проснуться в любой момент…

Погладив кенгуру, Кевин ушёл умываться. Потом переоделся, подхватил на руки игрушку и вышел из квартиры. В машине он ввёл в навигатор координаты ближайшей общины, указанные в записке, и выехал из подземного гаража. Про оставленный в квартире мобильный телефон и про своё расписание на сегодняшний день он даже не вспомнил.


Детектив Вильям Холли пребывал в отвратительном настроении. Всё началось с пропажи некой Келли Перрет, молоденького оборотня-кенгуру. Её родители, подавшие заявление, не смогли дать никаких сведений, затруднились назвать даже точную дату пропажи дочери.

Подняв архивы и сделав запросы коллегам, Холли пришёл к неутешительному выводу: за последние десять лет участились случаи исчезновения оборотней. В основном пропадали одиночки, которые решили изменить место жительства. Они уезжали из одной страны, приезжали в другую, и их следы терялись. Знакомые, оставшиеся на старом месте, начинали беспокоиться через несколько недель молчания, и бесценное время было упущено. Также пропадали оборотни, ведущие уединённый образ жизни. У них не было никого, кто мог бы заявить о пропаже достаточно быстро. Осознав масштаб проблемы, детектив Холли поделился выводами с коллегами из других стран. Полицейские всего мира в буквальном смысле схватились за головы.

Несмотря на то, что оборотни предпочитали жить общинами, имели свой уклад и старались не контактировать с людьми, о них знали, уважали и отдавали дань их знаниям и умениям, которые были недоступны людям. Например, оборотни-дельфины успешно работали спасателями во всех тёплых странах. В более холодных им на смену приходили выдры или нерпы. Некоторые оборотни-собаки удачно работали нянями, охранниками, спасателями, полицейскими — да мало ли кем ещё?! В аэропортах были созданы специальные отделы из хищных оборотней-птиц, которые помогали распугивать птиц обычных. Никто не хотел причинять вред оборотням или ссориться с ними.

Каким же образом исчезновение десятков оборотней оставалось незамеченным столько лет?

Сам детектив Вильям Холли происходил из старинного рода оборотней породы колли. Его старшие братья занимались разведением скота, а он решил использовать свои способности для помощи людям. Найти всех пропавших оборотней стало для него делом чести.

Появление Кевина Гиббса могло пройти совершенно незамеченным: старательные коллеги-полицейские приняли молодого человека за очередного репортёра и собирались выставить его из отделения. Вильям проходил по коридору, и его взгляд зацепился за большую игрушечную кенгуру в руках у человека. Он остановился перед ним и пригласил в свой кабинет.

Детектив внимательно изучил записку, перечитав её несколько раз. Затем связался с коллегами и попросил уточнить данные по профессору Джеймсу Моррису. Оказалось, что тот пропал около двадцати лет назад. Близкие отзывались о нём как о чудаке, поэтому его исчезновение не расстроило никого, кроме руководства и студентов университета, где он преподавал.

— Что я могу сказать вам, мистер Гиббс… — меряя шагами кабинет, начал детектив Холли, — Ваш рассказ совершенно невероятный, но выглядит весьма правдоподобным. Я не склонен верить в волшебство, но... у нашего народа действительно есть легенда об Охотнике, который похищает души. До сих пор никто не знал, как это происходит, и зачем это нужно Охотнику. Мы считали это безобидными детскими сказками. Если бы эта кенгуру смогла заговорить... Увы, полнолуние было прошлой ночью, и теперь нам надо действовать самим. Мы спланируем захват Охотника. А вы пока побудете здесь. Вы с Келли — единственные свидетели и будете находиться под круглосуточной охраной. Сейчас я созвонюсь со старейшинами, и мы разработаем способ борьбы с Охотником.

— Могу я позвонить от вас? — спросил немного смущённый быстрым развитием событий Кевин. — Я забыл мобильный дома, родители должно быть беспокоятся.

— Позвоните. Только не сообщайте им, где вы находитесь. Скажите, что уехали к другу на пару недель.

— Хорошо, детектив, я так и сделаю.


Звонок родителям оказался тяжёлым испытанием для Кевина. Мать ожидаемо плакала и требовала немедленно приехать, чтобы поговорить об Оливии. Отец сыпал угрозами и тоже требовал немедленно приехать. Сказав, что гостит у приятелей и появится недели через две, Кевин положил трубку. Ему всё меньше хотелось возвращаться в привычный мир, где всё решено за него.

Первый раз в жизни он совершил самостоятельный поступок, который мог спасти чьи-то жизни. Разве имеет значение какой-то обед с нужными для отца людьми по сравнению с жизнью заколдованных оборотней? Кевин решил дойти до конца, чего бы это ему ни стоило. Он по-прежнему не выпускал из рук кенгуру, как бы стараясь этим приободрить её. Из записки он узнал, что игрушка всё слышит и понимает, поэтому он разговаривал с ней, рассказывал о детстве и своих мечтах. Ему казалось, что игрушка кивает ему в ответ, побуждая продолжать.

Вечером за ценными свидетелями зашёл ещё один детектив — Даниэль Фернелл. Он был оборотнем-овчаркой, поэтому его назначили охранником для свидетелей. Все вместе они поехали в гостиницу в самом центре общины оборотней, где и провели следующие три дня. Кевин старался как можно больше времени проводить рядом с игрушечной кенгуру: держал её на руках и продолжал разговаривать с ней, читал книги и смотрел фильмы. Детектив Фернелл не смеялся над этим, он тоже иногда рассказывал о своей жизни и разговаривал с Келли, как с живой.

На четвёртый день их снова отвезли в полицейский участок. Кроме знакомого детектива Холли, там собрались представители полиции из разных стран и несколько шаманов, которые могли противостоять волшебнику-охотнику. Спросив разрешения у Кевина, шаманы осмотрели игрушку. В это время детектив Холли коротко рассказал о том, что происходило за последние три дня. Им удалось разыскать несколько практикующих шаманов, и они сейчас вырабатывали тактику противодействия волшебнику. Загвоздка была в том, что никто не знал, какие ритуалы он использует и сколько душ уже успел похитить. Полицейские побывали и в картинной галерее, и в магазине; картин было удручающе мало, а игрушек ужасающе много. В данный момент решался вопрос, стоит ли выкупать профессора Джеймса Морриса и ждать следующего полнолуния, или же действовать немедленно.

Журналисты уже каким-то образом узнали о многочисленных исчезновениях оборотней, поэтому детектив Холли призывал спешить, чтобы Охотник не успел скрыться. Это оказалось весомым аргументом — решено было действовать немедленно. Захват должен был происходить в картинной галерее и в магазине одновременно. У Охотника могли быть сообщники, которые уничтожили бы часть картин.

Свидетелей вновь отправили в гостиницу под охрану детектива Фернелла. Потянулись мучительные часы ожидания. Наконец раздался телефонный звонок. Операция прошла успешно. Охотника удалось захватить живым. Свидетелей ждали в картинной галерее.

Никогда Кевин так не боялся, как в те минуты, пока полицейская машина везла их по улицам города. Он уже всё решил для себя, и теперь переживал, примут ли его оборотни. В записке было написано о вознаграждении; профессор Моррис обещал, и детектив Холли подтвердил, что Кевин может рассчитывать практически на любую сумму, какую сочтёт нужной. На счету молодого человека были деньги, он намеревался их снять, прежде чем начать новую жизнь. В качестве вознаграждения он хотел поселиться в общине оборотней, найти работу или обучиться чему-то новому. Он хотел выбирать сам и быть полезным. За несколько дней, проведённых в обществе детектива-оборотня, Кевин наслушался разных историй из жизни общин, посмотрел газеты и журналы и был очарован атмосферой дружелюбия и взаимопомощи, царящей в мире оборотней. Если кто-то попадал в беду, ему помогали все, кто мог. Дети могли выбирать, чему учиться и кем быть во взрослой жизни. Всё это разительно отличалось от прошлой жизни Кевина. Молодой человек надеялся, что оборотни не откажут ему. Ещё он очень хотел увидеть Келли в человеческом облике. Он сочувствовал ей и почти не выпускал из рук, чтобы она не ощущала себя одинокой.

Машина проехала оцепление полиции и остановилась перед картинной галереей. Неподалёку стояли два фургона, из которых полицейские доставали игрушки, привезённые из магазина.

Из здания вышел высокий седой мужчина, обвёл цепким взглядом собравшуюся за оцеплением толпу, полицейских с игрушками и в упор посмотрел на Кевина, сжимавшего кенгуру так, словно от этого зависела его жизнь. Это явно был оборотень и, скорее всего, хищник.

— А вот и наши герои добрались, — улыбнулся он. — Пойдёмте, все ждут только вас.

— Кевин Гиббс... а это Келли...

— Я в курсе, кто вы, — тон встречающего не допускал возражений. — Быстро в здание! Если не хотите попасть на первые полосы всех завтрашних газет.

Оборотень резко развернулся и скрылся за дверью. Кевин торопливо последовал за ним.

— Фредерик. Для тебя просто Фредди, — оборотень подождал пока его догонят и наконец представился. — Оборотень. Волк, как ты, должно быть, догадался. Мы поймали Охотника, что является величайшей удачей. Так же нам удалось узнать все интересующие нас сведения. Сейчас полиция занимается розыском проданных картин. Увы, отследить игрушки мы не в состоянии. Но мы постараемся спасти всех, кого возможно. Часть картин хранится в убежище Охотника, за ними тоже уже поехали.

Кевин был благодарен волку за рассказ, потому что иначе он не смог бы сделать и шага. От волнения у него подгибались ноги, кровь стучала в висках и лишала способности ясно мыслить.

В центральном зале собрались все шаманы и несколько полицейских чиновников. В углу сидел связанный Охотник. Увидев кенгуру, он взвыл и попытался встать, но вошедший в зал Фредерик что-то отрывисто рявкнул, и охотник обмяк, повалившись на стул.

— Мы его долго ломали! Но сломали-таки! — радостно оскалился волк. — Теперь сидит, не дёргается. А ты, спаситель, бери свою подружку и иди вон к тому портрету. Да-да, где девушка на скамейке в парке. Постарайся, чтобы она не видела себя раньше времени. Как подойдёшь поближе, поставь кенгуру на пол, разверни лицом к картине и отойди на пару шагов. Но будь наготове! После возвращения они плохо держатся на ногах. Вот тут ты снова пригодишься.

Волк подмигнул Кевину и подтолкнул в сторону портрета.

Молодой человек развернул кенгуру мордочкой к себе, подошёл к картине, на которой была изображена миловидная шатенка в старинном платье и с зонтиком в руках, затем, следуя инструкции, поставил игрушку на пол и повернул так, чтобы она увидела своё изображение. Несколько минут, показавшиеся молодому человеку вечностью, ничего не происходило, потом игрушка начала увеличиваться в размерах и видоизменяться. Кевин еле успел подхватить пошатнувшуюся девушку. В жизни она была гораздо симпатичнее, чем на портрете. Пару минут они смотрели друг на друга, потом Кевин обнял её, и время для них окончательно остановилось.


Месяц спустя.

Жизнь оборотней после раскрытия истории с похищениями наладилась. К сожалению, не всех удалось спасти — часть игрушек и портретов так и не удалось разыскать. Шаманы работали над тем, чтобы вернуть оборотням их облик, но пока им не удавалось преодолеть заклинание Охотника.

Все спасённые постепенно вливались в свою прежнюю жизнь, возвращаясь в свои страны и к семьям. Оборотни извлекли урок из произошедшего и вводили систему регистрации перемещений, чтобы не повторить этот печальный опыт.

Кевин порвал все связи с прошлым и влился в жизнь общины оборотней. Волк Фредерик, как выяснилось, был одним из шаманов и с удовольствием принял к себе нового ученика.

Келли поступила в колледж на курс профессора Джеймса Морриса. На курсе оказалось много оборотней из числа тех, кто сидел на соседних полках в магазине игрушек.

Вся община готовилась к радостному событию — свадьбе главных героев, благодаря которым десятки оборотней смогли вернуться к прежней жизни.









URL записи